Звезда «Турецкого гамбита» Ольга Красько отвергает своего мужа

назад к списку

Второй съемочный день выдался не просто жарким – Турция отдыхает: асфальт буквально плавился, по телевизору показывали, как птицы умирают в полете… И, хотя съемки проходили в пригородном особняке одной влиятельной киевской предпринимательницы, где было еще терпимо, актеры ощущали жару, что называется на собственной шкуре. Режиссеру несколько раз приходилось делать паузу в съемочном процессе, пока исполнителю главной роли Игорю Миркурбанову высушат феном намокшую от пота рубашку. Да и сама сцена, которую снимали довольно долго, была не из легких. На огромной постели спит девушка в обнимку с плюшевым мишкой. В комнату входит мужчина, садится на краешек кровати и пытается нежными объятиями (явно на что-то рассчитывая) разбудить ее. Однако его прикосновения вызывают настоящую бурю в стакане воды: девушка, несмотря на настойчивость мужчины, вырывается.

- Ну почему, почему!? – начинается типичная мужская истерика.

- Я уйду от тебя! Я свое слово держу, ты знаешь!

Когда, наконец, режиссер сказал, что сцена снята, я решила побеседовать с самим «олигархом» Миркурбановым: он, облаченный в шелковый халат, курил неподалеку.

- Сцена дается нелегко? – спрашиваю у актера, который, по его же словам «всем своим видом вызывает социальную ненависть».

- Да, сцена довольно брутальная. Ведь мы даже толком не познакомились, а нужно уже играть довольно интимную сцену. Актеры - тоже люди, и есть некая дистанция, которая не может сразу исчезнуть. Ведь и в жизни редкие единицы так делают: только увидели друг друга – и сразу в постель.

- Мне рассказывали, что иногда актеры, играющие жестоких и злобных персонажей, долгое время не могут выйти из образа и несут это состояние в семью. Это так?

- Не-ет, кто вам такое сказал? Остается им лишь посочувствовать: это какая-то патология – нужно разграничивать профессию и жизнь, нельзя отождествлять себя со своим героем. Переступая порог своего дома, надо проститься с ним за дверью. Хотя я могу предположить, что человек под воздействием стресса изменился в худшую сторону, но это все равно из области психиатрии. Это немного другой срез реальности. Помню, брат Джулии Робертс рассказывал, что актеры, играющие монстров, в жизни тишайшие и интеллигентнейшие люди – часто мягкие, зависимые и ведомые. А на экране мы видим «Молчание ягнят».

- Часто ли вы отказываетесь принимать участие в проекте?

- Бывает. У меня на первом плане сценарий, чтобы было что играть. Недавно я отказался от двух ролей, так как в картине то и дело фигурирует какой-то болезненно-патологический секс, мат, оргии и экзотические порнушные варианты… А в «Настину липу» я сразу влюбился – здесь у меня большая характерная роль – отрицательная, но очень интересная.

«Актер не должен распыляться»

Исполнительница главной роли Ольга Красько предстанет перед зрителями несколько изменившейся – похудевшей коротко стриженой брюнеткой. Девять месяцев назад Ольга стала мамой, и теперь на съемки она приехала со своей дочкой Олесей и няней. На весь период съемок кинокомпания арендовала для них частный дом в Ворзеле, что под Киевом, чтобы девочка могла дышать свежим воздухом и быть рядом с работающей мамой.

В перерыве между съемками Ольга Красько ответила на несколько вопросов.

- Оля, скажите, вы пять минут назад яростно отвергали мужа: это из-за того, что у него есть любовница?

- Нет, она пока еще не знает об этом. Просто взаимные недоговоренности достигли своего апогея, и достаточно лишь поднести спичку… Ну все, как в жизни.

- Имеет ли для вас значение присутствие мэтров на площадке?

-Конечно. Например, играть в «Есенине» я согласилась только потому, что моим партнером был Михайлов. Мне очень интересно с профессиональной точки зрения работать с актерами старшего поколения. У мэтров есть опора, что-то неуловимое…Я заметила, что у молодых актеров этого нет, даже если ты блестяще закончил институт. Бывают, конечно, и исключения…

- У вас телевизионный тип внешности: вы никогда не думали стать телеведущий?

- Пока нет. Это совершенно другая профессия. Кто-то из московских журналистов недавно, услышав, что я пою, спросил, нет ли у меня желания начать сольную карьеру. Я окончила курс Табакова, а Олег Павлович сам не распылялся и нам не советовал. Он всегда называл все наши съемки «халтурками».

- А не бывает у вас актерских разочарований: ведь когда снимаешься - это одно, а готовый продукт может очень сильно отличаться от ожидаемого?

- На каком-то этапе я поняла, что, то настроение, которое у меня присутствует во время съемок, и будет на экране. Обычно, интуиция меня никогда не обманывает. Хотя некоторые нюансы, конечно, могут удивить. Вообще я не принадлежу к рефлексирующим актерам, которые до мельчайших подробностей анализируют свои работы. Я знаю ,что чему-то я уже научилась, а чего-то еще не добрала.

КСТАТИ

Без мистики не обошлось

Сюжет нового телефильма закручен довольно лихо. После крупной семейной ссоры бизнесмен Павел Казанцев (Игорь Миркурбанов) отвозит свою жену Марину (Ольга Красько) в загородный дом «под арест». Совершенно случайно она узнает, что у Павла есть любовница по имени Настя. От местных жителей Марина слышит старинное предание о Настиной липе, посаженной на могиле убитой помещиком девушки. Ее поражает совпадение имен, но самые неожиданные открытия Марину ждут впереди.

Режиссер картины – Олег Филипенко. В фильме снимаются: Ольга Красько («Турецкий гамбит», «Есенин»), Игорь Миркурбанов («Многоточие», «Антидурь»), Сергей Романюк («День рождения Буржуя», «Дурдом»), Алла Сергийко, Леся Слободская и др.

Производит фильм кинокомпания «4К» по заказу «Стар Медиа». Увидеть картину можно будет зимой на одном из ведущих украинских телеканалов.

.

Каталог